Дискография:


1991 Концерт в Пединституте
1993 Умственно отсталые люди учатся любить, верить и умирать
(Валера Клякса сольно)
1994 Запись в Монолите 93-94
1995 Холера в мегаполисе (Задавленный крылом бабочки) (саундтрек к неснятому фильму)

Сумасшедшие солдаты
__________________________________________

     Единственная независимая группа того времени, не входившая в ряды Музыкальной Ассоциации, но, тем не менее, заставившая курскую музыку шагнуть так далеко вперед.
     Судьбоносная встреча имела место в достаточно традиционных (по мировым меркам) и удивительно раритетных (по местным условиям) обстоятельствах. Первый состав будущей группы познакомился на концерте. В те далекие, больше похожие на сказку, времена, когда Товары быта пытались с помощью гитар повторить успех Ласкового мая на их выступление зарулили несколько олдопезов, крайне агрессивно относящихся к подобной музыке. Вместе с цветами и игрушками в "звезд" полетели матерные речевые потоки сразу с нескольких концов зала. Хозяева наиболее ядреных упреков решили познакомиться. Выяснилось, что живут они в одном районе и отношение к жизни имеют схожее. Андрей Гад обладал кое-какими записями и опытом межгородских тусовок, он-то и открыл новоявленным собутыльникам очи на факт их полного соответствия членам панк-группы. Понятие "панк" тогда только начинало штурмовать бошки соловьиного края. Стоило Стасу Пиво засветиться как "интеллектуальному панку", компания Гада немедленно его разыскала и дружно харкнула в рожу (типо приветствие), поинтересовавшись: "Ну и где твой интеллект?" Опосля ряда схожих встреч Стас умылся и сказал, что теперь он металлист. Потом всех объединила Гражданская оборона.
     Но на первом этапе маяком стал образ Сида Вишеза: музыкальная часть находилась в тени части поведенческой, и может быть, не развилась бы вообще, не устрой The Грабли концерт в школе №3 в 1991. Пару дней обильно вливалась в мозг водка, чтобы помочь в решении насущного: кому на чем играть и как называться. Определенно, Гад знал больше всех текстов Летова - ему и орать, Валера Клякса почитывал гитарный самоучитель, а Гарик Сопля в пионерлагере лупил в барабан на линейке. Басуху тоже заграбастал Гад. Афганистан, путч, последний курс института (Гад и Клякса) - все подтверждало одно, советскому молодому человеку необходимо бороться с армией. Начав первую вещь лозунгом: "Язов - мудак!", ребятки окрестились Сумасшедшие солдаты и разработали свой ставший легендарным внешний вид: ирокезы, выпотрошенная, искромсанная утыканная булавками и банками солдатская форма с одним погоном. В течение долгого периода их гардероб не обновлялся - Сумасшедшие солдаты ходили так на сейшена, на учебу и просто по улицам. Существовать подобным макаром в ту пору было опаснее, чем тушить горящие спички в бочке с бензином (многие неформалы специально переодевались в тусовочных местах, а пожизняк имели вид неброский), поэтому тройка сразу добилась безграничного уважения. Что касательно шоу в №3, то группа добралась туда живой, не смотря на то, что первая драка завязалась прямо в троллейбусе. Помещение, публика и настоящие инструменты так всем понравились, что на радостях полный состав нажрался вумат. Добрые люди вынесли пацанов на сцену, парочка там и осталась, чтобы не дать развалиться барабанам, явно боявшимся грохота Сопли. Гад включил бас на всю и, не издав ни звука, сжег колонку. Клякса пытался играть упражнение №2 из самоучителя, но потом предпочел просто лупить по струнам. Окрыленные дебютом Сумасшедшие солдаты поехали побродить по Железногорску, и из газет все узнали, что нападению подверглись дискотека и памятник Ленину, боеприпасами служили носки с гавном.
     Окончание института удалило из группы Гада и Кляксу, новобранцами стали - Андрей Шам и Миша Геморрой. О последнем треп станицы на три. Самый легендарный курский панк, он до сих пор остается кладезем идей и образцом нестандартности. Настоящая фамилия Михаила - Евдокимов. Вся жизнь его прошла в соревновании с телевизионным дважды тезкой юмористом, который, как ни силился, так и не смог обойти своего курского созвучника. В детстве Мишаня сильно стукнулся головой о батарею, что открыло в нем талант паяльника и электронных дел мастера. Многие считают, что Гемор действительно был сумасшедшим и не вылезал из дурок. Это мнение ошибочно. Первый раз он угодил в лечебницу в армии, когда в Узбекистане перепил молока, но из 9-ти поступивших в тот день на "лечение" Мишаил был единственным вернувшимся назад. Однако весь этап участия в Сумасшедших солдатах Геморрой находился в здравом уме и (не всегда) трезвой памяти. К моменту зачисления в группу Михалыч был известен как гениальный телемастер и администратор, устраивавший периферийные концерты зубрам отечественного хард-рока. Новый состав отличился на крупных шоу, заделанных Музыкальной Ассоциацией: на первом парни затеяли на сцене драку между собой, чтобы разобраться, кому бренчать, а кому постукивать; на втором - Геморрой испражнял из клизмы кабачковую икру, принятую восторженной публикой и рухнувшей в обморок дирекцией за то, что из этой икры получится, если ею позавтракать. Шам иногда бросал бас и плакал, дескать, пальцы устали. Исполняемый материал приобрел форму довольно броских панк-номеров, один из которых "Туда-сюда" стал хитом. Затянутый в кожу мужлан, представившийся московским директором, назвал гениальным поведение, внешний вид и тексты группы, только предложил исполнять это под синтезатор. Его не поняли, директор обиделся, уехал и встретил Лаэртского.
     Потом по телевизору театр Аллы Пугачевой стал активно призывать таланты в свои сети. Солдаты записали демо и поехали в Москву. Начался так называемый "тур". Приятели носились по стране, как с хуя сорвавшиеся. Они врывались в любой город и, при получении "да" на свое неизменное "а что, колеса у вас хорошие?" "а ДК в вашей дыре есть?", зависали там, пока перло. Они могли бухать с Мамоновым и Гаркушей, а через неделю потчевать детей травой в каком-нибудь пионерлагере. Иногда даже добирались до сцены. Например, в Харькове, где все уже знали о "панках, ездивших к Пугачевой", пару раз отыграли "на ура", хотя в желудках бунтовала лишь протухшая черная икра, припасенная (еще свежей) Геморроем в начале пути. Легенды опережали ребят на голову. Поговаривали, что Сумасшедшие солдаты играют в "канапушки", а мой любимый перл таков: Сопля средь бела дня (белой ночи) справил очень большую нужду на тротуаре Невского проспекта. Немногое из тех слухов неправда; а когда жадный до скандальной славы Бес из Анального отверстия стал повторять данные подвиги перед любым желающим, кривая изумления у народа поползла вниз, а кривая фантазерства вверх.
     Вернувшись в Курск, банда свела свои выступления лишь к квартирным, и наконец-то стала прорабатывать музыкальную сторону. Этому способствовала и смена Андреев в составе: Шам ушел, зато появился встреченный на джазовом концерте и перезаряженный новыми патронами Пулемет. Начались бесчисленные эксперименты: они как губки впитывали звуки окружающего мира, пропускали через собственную деструкцию и реализовывали музыкально. Сопля открывал окно и записывал на магнитофон стук палочки слепого, отправляющегося на ежедневную прогулку. Геморрой на синтезаторе "Поливокс" занимался ультразвуком и подражал "речи" дельфинов. Когда находившийся не совсем в норме бард Леша Пацифист послушал эту запись, то очнулся уже в психиатрической клинике. Потом Миша напаял невнушительного вида спиралей, дающих при подключении к гитарам очень редкосное звучание, продемонстрированное на записях в "Монолите". Прямого аналога для стилистики Сумасшедших солдат этого периода мне найти не удалось. Здесь есть и восточные мотивы, есть нечто общее с Blur эпохи будущего альбома "13". Назову это модным термином - своеобразный lo-fi и успокоюсь. Сами себя они тогда называли punkjazz, т.к. слушали авангардный джаз, а внешне оставались панками. Матерные лозунги исчезли из текстов, ровно как русский, и вообще какой бы то ни было, язык. Одно время пели на тарабарском, но после раскрутки Ногу свело! на вокал забили. Поиски мест с интересной акустикой привели команду к мысли, что тусовки должны проходить вне цивилизации (всякие Дворцы и ДК), поэтому неформалы стали собираться на Карьере, потом на Свече. Для отражения идеи совмещения пустоты вокруг человека и его внутренней насыщенности, на карьере, вокзале и рынке хотели снимать фильм "Холера в мегаполисе", но дело остановилось на саундтреке. Из музыки они мечтали сделать театр: совместить оперу, панк, медитативную музыку, оркестр, повторить выходки дадаистов. Идея подобной постановки была одобрена во Дворце Пионеров, но не хватало единомышленников.
     Здесь история Сумасшедших содат превращается в пиздец, и начало берет группа ПИП, в которой иногда насчитывалось до 8 звукоизвлекателей. Свою запись они отослали собирающему новый состав Петру Мамонову и получили одобрение вместе с отказом в вежливой форме. В принципе, где-то с 1994 музыкальная деятельность данных челов приобретает все более эпизодический характер и прекращается в 1997. Кто-то уезжает, Пулемет влюбляется в балерину, Гарик крестится, религия дает ему понять, что деструкции с него хватит, Гемор ускоряется в выпивке и у него реально сносит крышу.
     P.S. Пулемет сейчас живет в Москве. Сопля развил художественный талант, вернулся к паспортному имени, и картины Игоря Абаджи можно лицезреть в салонах. Шам принял старообрядчество. Геморрой в 2001 был найден в музее, перепаян, смазан маслом, протерт спиртом и внедрен в Братья пейоты, а позже стал центром проекта Рабiы. В 2002 умер Гад…

© V. Piniaev 14.01.2003 опубликована на kurskmusic.ru

{РЕЦЕНЗИИ}   {ГРУППЫ}   {СТИЛИ}   {ИНТЕРВЬЮ}   {СТАТЬИ}   {ТОПЫ}   {ПРОЗА}   {ЧТО К ЧЕМУ}   {ГЛАВНАЯ}