ГРОМЫКА

{РЕЦЕНЗИИ}   {ГРУППЫ}   {СТИЛИ}   {ИНТЕРВЬЮ}   {СТАТЬИ}   {ТОПЫ}   {ПРОЗА}   {ЧТО К ЧЕМУ}   {ГЛАВНАЯ}  





Акробатенька Союз, 14.10.2016

  1. А я такой легкий
  2. Водоканал
  3. Паустовский, Бианки и Пришвин
  4. Мишка-братишка
  5. Не стесняйтесь
  6. Доставить в Москву
  7. Моряки и художники
  8. Выпрямись, дорога
  9. Шаляпин






Громыка не скрывали, что в их визитнице сразу помещалось песен на три альбома. Второй решили выпустить в один год с дебютным. На концертах половина программы «Акробатенька» звучала на презентациях диска «Громыка». Разделительная линия между релизами проходит по дате студийной сессии (2014 для первенца, 2015-2016 для новинки), ведущему инструменту (Фаэми и Stylophone 350S соответственно), повышенной степени концептуальности в подборке песен для второй пластинки. Для пущей всеохватности можно поменять между дисками «Пушкина» и, например, «Моряков и художников».

Народно-лубочная тематика лирики смещает возможный спортивный подтекст названия на слово «батенька». Уже знакомые плясовые аранжировки и мотив «Коробейников» обеспечивают мелодийную поддержку идее. Спасение от собственной плодовитости Громыка резонно видят в разрушении единой сонграйтерской схемы. Главными музыкальными достижения альбома становятся как раз нетипичные треки («А я такой легкий», «Моряки и художники», «Доставить в Москву»). А вот меха кузницы хитов заметно поостыли после первого LP. Пока «Акробатенька» открыл мне только один шлягер – «Водоканал».

Громыка Союз, 04.03.2016

  1. Говорил я вам
  2. Метание копьем
  3. Делали ремонт
  4. Я вышел из душа
  5. Пушкин
  6. Это бывает со мной
  7. Индейцы, ковбойцы
  8. Сербия-Хорватия
  9. Дизель
  10. Мужчина моего начальника
  11. Мирный атом

В очередной раз пожурив меня за внимание к мета-фигурам, Филипп Викторович указал на группу Громыка. После видео с концертным исполнением «Метание копьем» я радостно бросился представлять трек в летних «Беседах ни о чем» за 2015 г. Оставалось терпеть и ждать альбома в воздержании от сетевых публикаций новых номеров.

В марте 2016 разговор об экой невидали перестал быть возможным – с релизом дебютника Громыка стали медийной мега-фигурой. Одобрительные кивки головой от маститых персонажей, буря слушательского восторга и строчка в годичном топе от М’опиньйона среди прочих грядущих наград. Селекционеры стилевых ярлыков посрамлены облаком тэгов, умело возведенным вокруг диска: distorted soviet retro chic, twistcore, сувенир-поп и, наконец, тяжелый психоделический твист с политбюро-роком.

Петрозаводские музыканты открещиваются, но своим подходом к плясовой мелодии они действительно близки группе НОМ необличительного периода. (Как минимум в трех вещах Пушкин, Сербия-Хорватия, Это бывает со мной). Впрочем, интереснее не искать НОМ в Громыке, а размышлять, почему НОМ никогда бы не сделали такой пластинки? Допустим, твист с эстрадным вокалом у них звучит как аутентичный советский ВИА (от «Песни неженатого парня» до первых треков свежей «Оттепели»). НОМ всегда получались разными, Громыка же соблюдают строгость одной центральной схемы. Творческий завет Ramones, чья замедленная в три раза гитарка прислышилась многим. Что же касается Нож для фрау Мюллер и винтажных синтезаторов, то тут уместнее вспомнить другую реинкарнацию Громыки «Револьвер», одновременно идущих в ногу с Ножами в конце 90-х.

«Громыка» – не контекстом деланный альбом! У команды получилась стилистически яркая программа песен с нетривиальным подходом к русскому слову, обладающая гарантом качества в режиме многолетнего прослушивания и поразительной способностью множить шлягеры.

ГРОМЫКА ИНТЕРВЬЮ

Пространство и время: 1 апреля 2016 г., Санкт-Петербург, гримерка клуба Fish Fabrique Nouvelle, перед саундчеком.
Участники беседы: Громыка представлены гитаристом Никитой Власовым и стилофонистом Павлом Фроловым, позже появляется вокалист Максим Кошелев.
Вначале музыкантам предлагается список Best Forever Releases от M’Opiniona, из которого нужно стереть несколько позиций, чтобы освободить на плеере-диктофоне место для записи интервью. Участники коллектива подчеркнули, что их выбор не отражает мнения всей команды, а также не обусловлен симпатиями к музыке из списка, и оставили первые 6 мест.

Первый вопрос на уточнение – ваш дебютный альбом называется просто «Громыка»?
Павел и Никита: Да.
Никаких «№ 1» или «Какое время – такой и твист!»?
Никита: Это формулировки с концертов-презентаций. Альбом называется просто «Громыка».
Официальная дата релиза?
Никита: В itunes альбом появился 4 марта, тираж дисков мы увидели 17-го марта. Вот любая из этих двух дат.
Альбом вышел на Союзе – как работается с мейджором в наши дни?
Никита: Союз появился не случайно. Наш директор показывал знакомым музыкантам готовую запись, ему все советовали обратиться к Союзу. Лейблу альбом действительно понравился.
Обошлось без давления со стороны муз индустрии?
Павел: Не совсем. На первой записи я играл на советском синтезаторе Фаэми, мы решили, что это должен быть первый альбом. Сейчас я играю на английском стилофоне, из готовых песен будет следующий альбом. Нам предлагали перемешать песни с Фаэми и песни со стилофоном уже для первого диска. Но мы настояли на своей концепции трек-листа и навязали свою обложку. Еще Союз внедрили в наш PR идею с политбюро-роком, Интернет просто переполнен такими текстами, но мы, насколько смогли, притормозили этот поток.
Никита: Ведь люди, послушав диск, никакого политбюрока там не обнаружат.
Идея выпустить альбом на дисках исходила от Союза?
Никита: Да, они это практикуют.
Павел: К чести Союза, надо отметить, что диск очень хорошо издан, информационная поддержка была лучше, чем мы сталкивались до сих пор, нам помогли с презентациями.
Не мешает ли исполнение новых песен презентации первого альбома?
Павел: Мы действительно играем песни со второго альбома, т.к. они хорошо играются. У нас нет противоречия по этому поводу, все играется как цельная программа. На презентации второго альбома наверное будем играть песни с третьего или новых напишем.
Вы играли в таких местах, как трактир «Викинг», рюмочная «Зюзино», бар «Смена». У группы существует пиететное отношение к выступлениям в питейных заведениях, а не в традиционных концертных залах?
Никита: Ну, бар есть в любом клубе.
Павел: Это не столько наш выбор, сколько предложения организаторов. Нас зовут – мы играем! В Петрозаводске не так много мест, где мы можем выступить, позвали в «Викинг». Рюмочная «Зюзино» так просто называется, на самом деле там есть сцена, и нет спящей под лавками пьяни. А еще это модное и действительно крутое место, куда люди ходят на концерты.
Где бы вы хотели выступить больше – на трибуне Кремля или на палубе Авроры?
Павел: Нигде из этих двух мест. Громыка ближе к дадаизму или к сюрреалистическим ситуациям. Нас устроило бы место в духе здорового, неболезненного сюрреализма. А если площадка будет продолжать унылую линию политбюрока, то мы скорее всего откажемся.
Эх, а у меня как раз была идея взять интервью на обычном языке, а потом опубликовать с бюрократическими формулировками советского времени – «стенгазета, худсовет, пятилетка за три года».
Павел: Нет, не стоит. Это абсолютно не наш стиль, не наше отношение к действительности; пусть все остается обычным языком, как сейчас беседуем.
Никита: Мы не занимаемся стилизацией и пародией, есть хорошее визуальное решение, но не более.
Павел: Наша музыка появилась ДО названия и костюмов и специально под название и имидж не подстраивалась.
Т.е. костюмы вы когда-нибудь отправите в шкаф?
Павел: Разумеется! В любой момент! Мы себя не ограничиваем. Наш вокалист Максим недавно справедливо заметил, что портрет А.А. Громыки на сцене во время наших выступлений может заменить любая картина. Например, натюрморт.
Или пейзаж Шишкина)?
Павел и Никита: Вероятно))).
Давайте коснемся истории. Сначала была запись – до соц сетей и публикаций?
Павел: И до названия. Все было записано анонимным коллективом.
Никита: Когда мы решили, что будем это играть перед публикой, пришлось принимать решение о названии.
Знаю, что у вас уже десятки готовых песен. Когда вы все это успели сочинить?
Павел: Все сочинилось очень быстро. Можно сказать, что была мгновенная импровизация на репетиции.
Никита: Есть первое демо, где тексты еще не оформились до конца, но многое осталось в альбоме. Потом мы брали это демо, слушали и записывали диск.
(К разговору присоединяется Максим Кошелев).
Так сколько еще записано песен, помимо 11 вышедших?
Никита: Из записи 2014-го года осталось еще штук 15 песен, а еще 9 песен записано позже. Вот эта свежая запись составит второй альбом, а оставшиеся песни из первой записи – третий альбом.
Павел: Надо уточнить, что тут нет момента графомании. Коль скоро мы оказались в пространстве, где до нас никто не был, то каждая песня получается как первая. Сочиняется действительно легко.
Как же выбирались песни для первого альбома из такого большого количества?
Никита: Критерии отбора лучше уточнить у Максима. Решение принимал он.
Максим: Скорее всего, выбирались по звучанию, по времени создания, ну и самые актуальные.
Про второй альбом еще рано спрашивать?
Павел и Никита: А почему бы и не спросить?!
Хорошо, когда вы планируете выпуск оставшихся записей?
Максим: Второй альбом планируем осенью, спешить не получится. А третий – скорее всего уже в следующем году.
Достаточно быстро.
Максим: А зачем ждать, когда все записано. Появляются же новые наработки.
Павел: Да, надо двигаться дальше.
Ваш барабанщик уже установил свой инструмент, скоро начнется чек. Поэтому последний традиционный вопрос. Кому интервью нужны больше – тем, кто спрашивает, или тем, кто отвечает?
Максим: Тяжело отвечать, когда у спрашивающего нет интереса. Когда журналист не готов, путает имена и т.п. А когда чувствуется интерес, то отвечать легко и приятно.
Павел: Интервью тогда превращается в хорошую беседу. И в такой беседе может возникнуть повод нам узнать что-то новое о самих себе, мы же сами себя до конца не понимаем.
Спасибо и до встречи на концерте через пару часов!

{РЕЦЕНЗИИ}   {ГРУППЫ}   {СТИЛИ}   {ИНТЕРВЬЮ}   {СТАТЬИ}   {ТОПЫ}   {ПРОЗА}   {ЧТО К ЧЕМУ}   {ГЛАВНАЯ}