AEROFALL ИНТЕРВЬЮ
__________________________________________

Пространство и время: 27 сентября 2014 г., Санкт-Петербург, рюмочная на Разъезжей, перед концертом Aerofall в клубе «Грибоедов».
Участники беседы: Aerofall представлены вокалогитаристкой Яной Комешко и гитаристом Владимиром Карповым.
Угощает M’Opinion: выбор Aerofall – виски Red Label.

Вначале музыкантам предлагается список Best Forever Releases от M’Opiniona, из которого нужно стереть несколько позиций, чтобы освободить на плеере-диктофоне место для записи интервью. Участники Aerofall удалили добрую половину пластинок, по их мнению, «утративших свою актуальность», а именно Misfits, Nomeansno, iForward, Russia!, Tequilajazzz, Birthday Party, Bloc Party, Therapy? и Klaxons.

Поскольку вы первая shoegaze группа, с которой удается общаться воочию, то хотелось бы обсудить этот, близкий нашему порталу, пласт музыки.
Владимир: Как правило нас больше преподносят как шугейз, чем это делаем мы сами. Мы вообще себя не позиционируем как шугейз. Нам нравится, когда музыка выходит за рамки одного стиля – у нас есть, например, элементы нойз-рока и панк-рока.
Т.е. не хотели бы, чтобы тэг shoegazing был доминирующим?
Владимир: Нет, однозначно. Одним из тэгов может быть. Мы работаем в песенном жанре, это поп-мелодизм, но шумовой. Можно назвать это нойз-поп.
Обращение к подобной музыке, как понимаю, было сознательным?
Владимир: Да, мы стали так играть осознанно. К Aerofall мы пришли подготовленными участием в других группах с подобной музыкой, ну и конечно многое успели послушать. На нас большое влияние оказали не только шугейз-инди группы My Bloody Valentine, Medicine, Astrobrite, Sonic Youth, но и индустриальные и постиндустриальные коллективы
Яна: Дженезис Пи-Орридж
Владимир: Да, Throbbing Gristle, Psychic TV, :zoviet*France:
Яна: Coil, Current 93. Мы очень любим нойз, экспериментировать с частотками, с ощущением друг друга. На репетициях и концертах у нас обязательно есть моменты импровизации.
Вот очень хорошо, что упомянуты частотки, аспект саунда. Как вы считаете, что является главным для музыканта в производстве шумовой музыки?
Владимир: Сердце. Как ни странно это звучит, но в нашем случае именно так.
Лады, давайте проясним некоторые моменты в вашей дискографии. Свежий альбом «Aerofall» вышел в Японии, где, на мой взгляд, сильнейшая шугейз-сцена современности. Не страшно было издаваться именно там?
Яна: Скорее радостно. В принципе это было первое предложение такого рода. Мне написала женщина из Японии, которая хотела разместить о нас заметку в своем блоге. Мы согласились, а потом стали этот блог читать и были потрясены качеством и разнообразием команд – от электроники до шугейзинга. Потом она же предложила нас издать.
Владимир: Я прослушал все релизы этого лейбла Hands & Moment – ни одной порожняковой группы. Нам также понравился international подход – они издают и американцев, и французов, и, теперь вот, русских.
Судя по релизу ремиксов 2012 года, содержащему вокальные дорожки трех треков текущей пластинки, альбом готовился достаточно давно. Как получилось его оперативно завершить?
Владимир: Мы действительно начали запись в студии с почасовой оплатой, но столкнулись с проблемами звукорежиссуры и состава, у нас менялись барабанщики. А потом просто сложился пазл. Полтора года назад к нам пришел наш ударник Павел Астахов, а у него в комнате микростудия, где мы все переписали. Паша оказался в полном понимании того, что нам нужно. Дом конечно сходил с ума, но, тем не менее, мы управились где-то за месяц.
Т.е. предложение от Hands & Moment не было решающим фактором?
Яна: Все получилось одновременно – и Паша, и студия, и обращение лейбла. Но альбом был бы закончен в этот же срок и безо всяких предложений о релизе.
На вашем первом альбоме Seasons меня удивило наличие двух версий песен Mountains и Single Seater и отсутствие части программы, которую вы тогда играли, например, самой одноименной песни Seasons. Но эти песни есть на релизе Live того же 2011 года. Проясните, пожалуйста, ситуацию.
Яна: Версии – это результат разного сведения, я тоже попробовала свести треки.
Владимир: Релиз Live – это концертная запись хорошего качества. Из 9 записанных на концерте треков мы опубликовали лучшие на наш взгляд. А потом от нас ушел барабанщик, игравший на этой записи, и мы решили больше не переделывать этот материал, оставить единственные варианты с его ударными как память.
Но был же еще Интернет релиз от Patetico Recordings, где песни с Live и Seasons собраны вместе. И он тоже назывался Aerofall. Получается, что у вас два одноименных релиза?
Владимир: Я вообще не считаю релизом то, что не издано на физическом носителе. Этот так, пристрелки. Patetico Recordings нам конечно очень помогли. Благодаря им мы получили выход к зарубежному слушателю, но все-таки это компиляция, а не альбом.
Альбомная форма для вас главенствующая? В последнее время растет выпуск мини-релизов (синглы, EP).
Владимир: Мы альбомная группа. Вот сейчас делаем новый материал, и планируем именно альбом.
Яна: Мини-релиз возникает в ситуации «не додержали», а нетерпение – это удел молодых.
Владимир: Хотя можно конечно представить, что нам нужно быстро законспектировать определенный отрезок жизни, а на тот момент у нас будет всего 4 песни, тогда да, мы сделаем EP.
Яна: Если пятая песня будет отличаться, вот тогда сделаем из этих четырех.
Переходим к концертам. В прошлом году у вас возросла концертная активность. Или пораньше?
Владимир: В этом году возросла, в прошлом меньше ездили. В этом году около 10 городов. У нас же есть работы. Мы специально отпуска разбиваем и ездим в этом промежутке. Нам нравится бывать в новых местах, Россию уже посмотрели от Волгограда до Пскова.
А почему информация не обо всех концертах есть в вашем паблике Vkontakte?
Владимир: Больше информации в фейсбуке, контактом я не пользуюсь, там заправляет Яна.
Ростовскую «Подземку» можно назвать вашей резиденцией? Вы там больше всего концертов сыграли?
Владимир: Да, мы там сыграли умопомрачительное количество концертов, но резиденцией назвать нельзя, т.к. мы там не играем уже полгода.
Яна: Хорошо, что этот период был, когда мы там играли.
Почему в Ростове не было презентации японского релиза? Или вы вообще не делаете презентаций?
Владимир: Да, мы обходимся без громких заявлений. Просто играем.
Яна: Мы альбом делали 2 года и постоянно играли его дома, для ростовчан эти треки уже не новые, они их давно знают.
Мыслите ли вы залами – в стиле соберем / не соберем?
Владимир: Нет, так мы не мыслим. Мы готовы играть везде – в зале, на open air, в комнате. Главное, чтобы пришли люди, для которых мы будем играть.
У Aerofall были концерты в комнате?!!
Яна: Ну почти)), в Краснодаре был очень маленький клуб, где мы цеплялись грифами на сцене.
Грядущие ноябрьские концерты в Японии будут вашим первым зарубежным туром. А, если помечтать, где хотелось бы выступить?
Яна: Вот моя мечта как раз и сбудется. Мне в Японию хотелось.
Владимир: Мне очень нравится Берлин, хотелось бы там сыграть.
Расскажите про вашего Tambourine Man Владимира Володина. Мне показалось, что он играет такую же роль как танцор Bez в Happy Mondays.
Владимир: Да-да)). Это наш старый друг, часто бывал у нас на репетициях. Теперь он тоже часть ритм-секции.
Яна: Мы джемили, менялись инструментами и когда увидели его в деле, то позвали в состав. Он действительно крут.
Последним будет традиционный вопрос. Кому больше нужны интервью – тем, кто их ведет или тем, кто в них участвует?
Владимир и Яна: Тем, кто их ведет))!

© V. Piniaev стенограмма беседы 28.09.2014

{РЕЦЕНЗИИ}   {ГРУППЫ}   {СТИЛИ}   {ИНТЕРВЬЮ}   {СТАТЬИ}   {ТОПЫ}   {ПРОЗА}   {ЧТО К ЧЕМУ}   {ГЛАВНАЯ}