{РЕЦЕНЗИИ}   {ГРУППЫ}   {СТИЛИ}   {ИНТЕРВЬЮ}   {СТАТЬИ}   {ТОПЫ}   {ПРОЗА}   {ЧТО К ЧЕМУ}   {ГЛАВНАЯ}  



TANGLED HAIR ИНТЕРВЬЮ
__________________________________________

Пространство и время: 11 июня 2015 г., Санкт-Петербург, Биржа бар, после первого концерта Tangled Hair в России.
Участники беседы: Tangled Hair полным составом: Алан Уэлш – гитара, вокал; Джеймс Труд – барабаны, Алекс Лойд – бас.
Вначале музыкантам предлагается список Best Forever Releases от M’Opiniona, из которого нужно стереть несколько позиций, чтобы освободить на плеере-диктофоне место для записи интервью. Парни проголосовали за каждую позицию и удалили Misfits, Nomeansno, Nick Cave & The Bad Seeds, EMF, Frank Black, Therapy?, Strokes.

У вас уже сто раз спрашивали про мат-рок, поэтому задам этот вопрос в перефразированном виде. Почему современные мат-рок группы сродни Tangled Hair упорно отказываются считать себя мат-роком? Неужели так неприятен ярлык?
Джеймс: Да, вечно эти разговоры про стиль и жанр. Если это жанр, то с кучей поджанров. Ну, допустим, с технической стороны Dillinger Escape Plan – это тоже math rock, так?
Так
Джеймс: А вот хрен бы когда я нас сравнил с Dillinger Escape Plan! И вся эта чикагская волна из 90-х – ну это просто рок, по-моему, а не мат-рок никакой. У нас же куча всего понамешано, мы же ведь мат-рока и не слушаем, правда Алан?
Алан: Вроде да.
Джеймс: Ну так вот, для нас этот термин вообще ничего не значит, ну а раз другие группы тоже отказываются от термина «мат-рок», то и для них он не имеет смысла. Кто же будет подписываться под пустышкой?!
Для следующего вопроса я все-таки настойчиво буду относить вас к мат-року
Джеймс: Валяй.
Вы большие молодцы, т.к. смогли сделать вокальную математику. Но почему мат-рок банды преимущественно инструментальные? Есть мнения?
Джеймс: Пусть вокалист отдувается))
Алан: Начнем с того, что я не пою все время, я пою в редких фрагментах.
Алекс: Во-во, в чересчур редких. Я считаю, нам нужно больше петь.
Алан: Постараюсь). А вообще мне инструментальное музло быстро наскучивает, ну пара треков от группы и все, ничего не запоминается больше. А вот вокал дает песне новое измерение, пространство.
Джеймс: Не стоит забывать, что нас всего трое в группе. А в инструментальных, так называемых «мат-рок», командах обычно четверо или пятеро. У них свои способы укротить мелодию – кто-то в две гитары играет, кто-то добавляет синты, ну а мы любим петь. И да, ты прав, в этом наше отличие.
Вы еще и меняться в рамках песни любите. Вы же вообще можете играть быстро, с драйвом, вваливать просто! Вот сегодня супер зарубили, нойзовых фрагментов разных добавили. А на записи у вас много медленных гумозных моментов. Сами как считаете – вы медленно играющая группа или на самом деле шустрая группа, но все это происки American Football?
Все вместе: Да, чувак, мы дико премся от American Football!!!
Алекс: Ну вот смотри. Лично у меня оперативка маленькая, я быстро устаю играть одно и то же. И от этих банд, у которых в музыке ничего не происходит, тоже устаю. Скучища же! А вот у нас – играем быстро, потом замедлились, потом резко другой фрагмент, бац, бац, все меняется! Мне никогда не скучно играть в Tangled Hair, и гумозными нас никогда бы не назвал.
Джеймс: А мне кажется, смены темпа в наших песнях очень естественные, они отражают наше состояние, мы искусственно никогда не ломаем структуру трека.
Сейчас наверное самый животрепещущий вопрос – где, блин, новый материал?! Ждать ли нам альбома в этом году, как было обещано? Дописали ли вы недостающие две песни, о которых шла речь в октябре в вашем фейсбуке?
Алекс: Ну еще одну надо доделать.
Джеймс: Я понимаю, что уже почти пять лет прошло, но мы не спешим. Для нас просто счастье новый материал сочинять. Вот два ломовых трекана запилили на youtube, Catalina и Yeah...It Does Look Like A Spider.
Так это было еще в 2013-м!
Джеймс: Да, но в альбом они войдут.
Хорошо и треки хорошие, но все-таки – почему так долго?
Алан: А у нас всегда так, одну вещь делаем примерно месяца два.
Джеймс: Группа же не живет в отрыве от социума. Есть объективные моменты типо работы, расстояний (мы живем в разных местах), у Алана и Алекса есть семьи. Но творчество для нас процесс очень трудоемкий. Вот в Catalina мы по три раза все переделывали, кроме одного барабанного рисунка.
Признаться, был удивлен, когда прочел о ваших планах на альбом. Я полагал, что вы, как Colour в свое время, группа ЕР формата. Что сподвигло на лонг плей?
Алан: Вот это и сподвигло. Осознание факта, что у нас никогда не было полноформатника. Мы же любим свою музыку, считаем ее хорошей, а хорошую музыку надо в больших количествах выпускать. Вот тут мы и решили сделать альбом. Ипишка – это что? Перехватить бутерброд вместо сытного обеда, короткая слишком.
Джеймс: а LP – это достижение, повод для гордости собой и своим результатом.
Первым делом, первым делом пивохлебы, ну а песенки, а песенки – потом. Вы все еще практикуете такой подход к творчеству?
Джеймс: С чего ты взял?
Прочел в вашем интервью
Джеймс: Ха-ха, чувак, ты повелся. Это один из моих перлов. Я просто пошутил. Мы пивка попить-то любим, но не в ущерб репетициям.
А какое пиво предпочитаете?
Алан: А всякое. Сейчас вот пью один сорт, а во время выступления прихлебывал другой. И мне нравится.
Алекс: Мы считаем, что нет плохого пива, есть разница, насколько оно хорошо!
В английском варианте этого интервью здесь есть красивый фонетический переход, но по-русски повторить не получилось. Поэтому просто поговорим про имиджевые визуальные штуки. Все вы трое не прочь походить с бородами. Вот в прошлом ноябре были бородаты всем составом. Это так-то специально планируется? Вообще, должен ли мужик бороду носить или бриться должен?
Джеймс: У нас сезонная бородатость))) Вообще конечно каждый сам решает, просто иногда наступает такой период, когда мужик отращивает бороду. Мы за модой в этом плане не гонимся. Захотели – отрастили, захотели – сбрили! Алан вон три года ходил с бородой, а потом перед важным концертом в Лидсе побрился. У Алекса сейчас классная борода.
Алекс: Во-во, я именно почувствовал, что настал час походить с бородой!
На своей facebook странице вы публикуете серию фоток We Do What We Can. Как появилась эта серия? (Вопрос неожиданно вызвал горячее одобрение у музыкантов и дополнительные рукопожатия)
Алан: Спасибо, что спросил. Мы на этих фотках всегда втроем стоим с кофе, ну или еще с чем-нибудь одинаковым. Первый снимок сделали по дороге из Брайтона в Лондон. А смысл серии примерно такой – нам нравится проводить время друг с другом, и, даже когда мы не играем, мы получаем максимум удовольствия. Делаем, что можем, – делаем максимально хорошо!
А как вообще получилось, что вы приехали в Россию? Уже привык, что к нам заглядывают в рамках тура, но не специально. У вас же сейчас нет тура?
Алан: Нет, мы вообще редко играем, буквально несколько концертов в год. Ну а приехали достаточно просто: получили визы, купили билеты, сели на самолет. Устроитель нашего визита Никита Мартюшов связался с нашим менеджером и предложил концерт в Москве, а мы решили, что два концерта в разных городах куда лучше. Вот так-то. Мы всегда приезжаем, когда зовут.
Вот как раз Никита напоминает, что ваше такси на вокзал прибудет через 5 минут, поэтому последний традиционный вопрос про интервью. Кому это больше нужно – интервьюерам или интервьюируемым?
Алан: Больше нужно интервьюируемым. Это способ получить больше чем музыка. Как круто ни играй, а все в музыке не скажешь. Вопросы к группам всегда остаются, и, я считаю, что музыканты должны реагировать на это одобрительно, стараться отвечать на вопросы.

© V. Piniaev стенограмма беседы 15-17.06.2015

{РЕЦЕНЗИИ}   {ГРУППЫ}   {СТИЛИ}   {ИНТЕРВЬЮ}   {СТАТЬИ}   {ТОПЫ}   {ПРОЗА}   {ЧТО К ЧЕМУ}   {ГЛАВНАЯ}