Первое интервью M’Opiniona на английском языке.
оригинал

TERA MELOS ИНТЕРВЬЮ
__________________________________________

Пространство и время: 1 марта 2014 г, Санкт-Петербург, ул. Гороховая, Сладкоежка, после саундчека и перед концертом Tera Melos в клубе Dada
Участники беседы: Ник Рейнхарт и Джон Кларди, Нэтан был оставлен в клубе главным по мерчу
Угощает M’Opinion: выбор Tera Melos – кофе и шоколад.

Традиционно в начале музыкантам предлагается список Best Forever Releases от M’Opiniona, из которого нужно стереть несколько позиций, чтобы освободить на плеере-диктофоне место для записи интервью. Участники выразили одобрение вкусовым пристрастиям сайта и удалили только Joy Division, Bloc Party и EMF

Начнем со стандартной штуки про интервью. Вы пользуетесь интересом у журналистов, сколько интервью примерно даете в год? Ну или просто – сколько уже дали в этом?
Ник: Примерно 10 в год.
Джон: В этом году это у нас первое интервью, когда предполагается долгая личная беседа сидя. Обычно такой бриф в репортажной манере на ногах, ну вот как сейчас было (по пути в кафе Tera Melos успели отснять для видео блога Pulsar Point). И еще несколько штук дали по и-мейлу.
А кому больше нужны интервью – музыкантам или тем, кто их берет?
Джон: Ну вы, журналисты, конечно помогаете музыкантам, особенно когда не задаете тысячу раз слышанных вопросов, такое интервью конечно обе стороны устраивает. Ну а когда мочало-начинай-с-начала, приходится одно и тоже повторять, тогда это конечно только журналистам и нужно.
Ник: Я бы еще не забывал про тех, кто интервью читает. Вот этим людям они нужны больше всего. Публике.
В прошлый раз вы были в России во время вашего знаменитого чеса 2012, состоявшего из 59 концертов за 60 дней. Насколько плотный гастрольный график сейчас?
Джон: Сейчас полегче, полегче)). Мы в туре около месяца, было несколько выходных, которые в основном на переезды и тратились. Это же в Россию мы прилетели, ну и в Европу в начале тура тоже самолетом, а по Европе-то на колесах.
А не хотели бы, например, больше угарать по туризму, полазить туда-сюда, ну а концерт играть раз в 3 дня?
Джон: Концерты лучше каждый день играть, иначе какой это тур. С другой стороны согласен, обломно, когда только приехал, ничего не увидел вокруг и тут же уехал. Вот например, в Санкт-Петербурге мы уже второй раз, но не могу сказать, что хорошо посмотрели город, хотя в 2012 успели погулять немного. Мы же знаем, что у вас, да и в других местах, много красивых зданий, статуй, памятников исторических, иногда что-то удается увидеть из окна автобуса. Для туризма наверное лучше специально приезжать.
Как далеко вы заезжали в туре? До Японии?
Джон: Ха, ну это смотря как считать, через какой океан, а то может ты и подальше живешь)).
Ник: Япония самая удаленная точка в культурном смысле, т.к. между нами больше различий.
Джон: Вот смотри, мы в 2012 Европу проехали аж до Испании, играли на севере Ирландии, потом в России чуть ли не 10 дней на машине колесили по разным городам, которые очень далеко от Москвы, вот что-то из этих названных мною мест и можно считать нашей самой дальней точкой.
А в каких-нить экзотических местах хотели бы сыграть? Типа как Nomeansno в Брунее выступали
Ник: Играли в Южной Корее – катит за экзотику?
Ага
Ник: Ну и могу сказать, что после Кореи желания играть в таких местах не возникает. Кто там пришел на наш гиг – местные? Хрена два. Пришли граждане США, которые там преподавателями работают, и устроитель тоже наш знакомый из Калифорнии. У нас не такие большие туры, чтобы экзотикой развлекаться. Лучше проехать по основным местам сосредоточения меломанов, где нас слушают и ждут.
Ник, следующий вопрос больше к тебе. Ты говорил о сильном впечатлении, которое на тебя в свое время произвели Hella, потом сам играл с Заком Хиллом, как думаешь – могли ли Bygones оказаться на вашем сегодняшнем уровне написания песен до Tera Melos?
Ник: И да, и нет. Это же даже до Patagonian Rats было, я только начал с песенной формой работать, менял манеру обращения с инструментом, исследовал так сказать.
Перейдем к вашему последнему альбому. Я что-то в других интервью не нашел вопросов про название, вероятно для англоговорящих это привычная комбинация. В английском же Х не просто буква, а широко применяется в речи, ну там, как сокращение от слова «экспериментальный» или синоним для десятидолларовой купюры, т.е. глаголов можно произвести много. Что же означает X’ed Out?
Ник: Все просто, самое прямое значение, когда ты диагональным крестом что-то перечеркиваешь, ну или вычеркиваешь, как мы из твоего списка с лучшими альбомами. Мы сначала на футболках эту надпись помещали, а потом решили для альбома оставить. Еще такая есть историческая штука с этими вычеркиваниями и крестами. «Семья» Чарльза Мэнсона на лбу такие кресты ставила, типо вычеркнутые из общества. Можно провести параллели с нашей группой, никуда не вписывающейся из музыкальных контекстов.
Прошедшее десятилетие стало временем ревайвалов, в 2010-х четких музыкальных тенденций пока назвать не могу. Но на X’ed Out Tera Melos смогли совместить экспериментальное начало с умением написать хороший шлягер, так сказать, поп-музыку, причем сделать этот так, как никто еще до вас не играл. Ну и как вы себя ощущаете, создавая новую музыку в период отсутствия новых тенденций?
Ник: Не стал бы я делать громких заявлений про новый тип музыки. Мы просто не делаем музыку так, как ее делает большинство групп, а делаем ее так, как делают очень маааленькое число банд, вот и Tera Melos одна из них. Разумеется мы технари и любим играть техничную музыку. Причем я много технической музыки и не слушаю. Скорее мы добавляем момент техники к сонграйтерским рецептам таких групп, как Nirvana и Pixies.
В своей рецензии на X’ed Out я охарактеризовал песню Tropic Lame как «прекрасную замену разбежавшихся Sonic Youth», может быть уместнее было написать про поздних Fugazi, которых вы очень любите? Итак, какую банду выбираете для этой песни – Fugazi или Sonic Youth?
Ник и Джон: Sonic Youth.
Ник: Да, это абсолютно Sonic Youth-совская вещь, хотя когда я ее написал, то считал Dinosaur Jr-овской вещью, хотя это в принципе рядом все. А так Tropic Lame была просто песней, сочиненной в спальне, и для Tera Melos изначально не предназначалась. Ты вот про шлягеры говорил, и я тогда тоже подумал: «О блин что получилось, ну и куда это девать? нам-то не подойдет». Ни нашим слушателям, ни нам самим такой саунд не был привычен. Ну все-таки показал парням, начали вместе делать и, как видишь, подошло)).
Вы же не только добротные альбомы делаете, но и EP-шки выпускаете. За какую форму муз релиза выступаете?
Джон: Разные формы имеют свои прелести. ЕР конечно дает больше свободы, можно что-то новое попробовать. Неинтересно же одинаковые записи делать.
Ник: Мы же на ЕР всегда выпускали весь имеющийся на тот момент материал, ну и по другим причинам конечно: Drugs To The Dear Youth – т.к. сплит с дружественной группой хотели, IDIOMS – т.к. хотели каверов записать. У нас как-то не было задачи специально сочинить ЕР, ну может быть Complex Full Of Phantoms, там мы хотели оставить только этот материал, вне зависимости от времени звучания. Хотя что такое в конечном счете EP – это короткий LP. Я в принципе разницы между ними не делаю. Вот на EP Drugs To The Dear Youth всего 3 песни, просто разделенные на 5 треков, минут 15-20 музыки, а на нашем первом альбоме музыки не намного больше – 28 минут и столько же нойза.
Вы все начинали в панк-группах. Согласны ли вы, что самая крутая музыка в мире может быть названа «панк в реинкарнациях»?
Джон и Ник: О, да! Верняк!
Ник: Именно реинкарнации, трансформация смысла «панка», идеи что это такое. А то вот мы видели в этом сумасшедшем сквоте… где это мы были? В Берлине?
Джон: Сквот Кёпи? Да, в Берлине.
Ник: Кёпи. Он с такой давней историей, с 1990 года, и отмечали двадцатилетие, большой концерт, много групп, там народу тысячи две наверное собралось. И чуть ли не каждый, как на подбор, типа «панк» – куртки заклепанные, ирокезы поставленные, цветные волосы, ну полный привет 1970-м. Вот такое сейчас как раз не знаю, как вписать в идею панка. Ну ладно, допустим, это выражение того, что мы панки, нам все по фиг, но вот оказывается, что не все – цвет волос и количество гребней на башке как раз не по фиг, типо только это и нужно, чтобы быть панком.
Джон: Со времени Ramones и Sex Pistols уже больше 30 лет прошло. Конечно сейчас нам симпатичнее группы, и Tera Melos тоже можно отнести к их числу, которые вышли из панк-музыки, наслушались панка и решили «это круто! теперь я хочу сделать что-то другое!». Ну, там из сильно известных примеров Nirvana и Fugazi. А первыми, кто это сделал, были, по-моему, Police – тоже немного аккордов и сильная энергетика, но более сильные и талантливые композиторы и совсем другая музыка, новая, вот нью вейв и получился. Панк – это хороший трамплин к новому.
Ник: Да, когда мы собрали Tera Melos, то решили, что выпадение из музыкального панк-контекста и будет нашей верностью идеалам панка.
Спасибо, давайте закруглимся, а то опоздаем на концерт

© V. Piniaev стенограмма и перевод беседы 03.03.2014

{РЕЦЕНЗИИ}   {ГРУППЫ}   {СТИЛИ}   {ИНТЕРВЬЮ}   {СТАТЬИ}   {ТОПЫ}   {ПРОЗА}   {ЧТО К ЧЕМУ}   {ГЛАВНАЯ}